Художественно-теоретическая конференция «Город как общее. Художественные практики приобщения»

 

См. видео-отчет ниже

 

Сокращение общественных городских пространств – основной признак неолиберальных преобразований городской среды последних двух десятилетий. Сотни общественных зданий, территории парков и даже тротуары оказываются в частной собственности, «перепрофилируются», превращаются в руины или вовсе исчезают с карты города, освобождая дорогостоящую землю для более эффективного использования собственником. Эта трансформация городского пространства, радикально меняющая не только его облик, но и сами формы городской жизни, как правило, не встречает существенного сопротивления со стороны горожан. Отдельные возмущенные голоса энтузиастов практически не слышны в разряженной среде озабоченных выживанием атомизированных индивидов.

На этом фоне колоссальной деградации общественной городской инфраструктуры особенно странно выглядит «креативный», или «хипстерский» урбанизм, выбранный в качестве официальной идеологии развития Бишкека. Строительство велодорожек, превращение бывшей промзоны в креативный кластер и создание условий для развития в Бишкеке «креативного класса» вытесняют из сферы городской репрезентации все остальные вопросы и проблемы городского развития.

«Хипстерский урбанизм» отводит художникам и другим культурным работника ведущую роль в этой креативной городской трансформации, при чем не только как ее производителям, но и в качестве модели городского существования (богемного), который должен стать универсальным для всех городских социальных групп. Основной же вопрос конференции «Город как общее. Художественные практики приобщения» — роль и возможности искусства в формировании альтернативного видения города и иного способа разговора о нем.

 


 

Георгий Мамедов. Левый взгляд на город: основные понятия

 

 

Возможен ли в принципе левый взгляд на город сегодня, насколько этот взгляд обусловлен историческим опытом «реального социализма» XX в., и может ли левая программа городского развития составить конкуренцию доминирующей идеологии «креативного урбанизма»? В докладе делается попытка дать ответы на эти вопросы через обзор ключевых понятий левого лексикона о городе – отчуждение, сопротивление, радикальное воображение и приобщение – в контексте Бишкека и текущей дискуссии о его развитии.

 


 

Шимон Жидек (Варшава). Декорации к демократии. К новой программе Публичной Пластики (Eng)

 

 

Обзор художественных объектов времен социалистической Варшавы и недавних паблик-арт-проектов позволят представить нам программу Новой Пластики. В своем докладе я представлю новый подход к роли художников в формировании городского пространства. Новая Пластика представляет собой не реализацию временных проектов, а глубокое и систематическое вовлечение художников в процесс архитектурного и градостроительного планирования. При таком подходе дизайн городского пространства более не сводится к пространственным характеристикам, а включает социальные, эстетические и исторические аспекты.

 


 

Оксана Шаталова. МетаФизика формы: монументальное искусство 60-80 гг.

 

 

В докладе анализируется позднесоветский утопический феномен – монументальное искусство 1960-1980-х гг., неразрывно связанное с проектом строительства массового индустриального жилья. Прослеживается генеалогия монументального проекта, возводимая к дискуссиям 20-30-х гг. о медиумах и формах пролетарского искусства. Один из тезисов: размноженные по городам и селам мозаики реализовали, хотя и в трудно опознаваемой форме, анти-институциональный, анти-рыночный и анти-товарный манифест раннего авангарда.

 


 

Алмаз Исаков, Диана Ухина. Исследования как практика городского существования. Психогеография: «Новостройки» Бишкека

 

 

Фотопроект основан на практике дрейфа, разработанной в рядах Ситуационистского интернационала. Дрейф – техника быстрого перемещения сквозь разнообразные среды, метод переосмысления городского ландшафта, одна из основных ситуационистских практик 1950-70 гг. Дрейф осуществлялся в «новостройках» Арча-Бешик и Дордой г. Бишкека. «Новостройками» эвфемистически называются наименее благополучные районы, застроенные самодельными саманными домами. Эти районы в представлении большинства горожан – главный вызов «городской культуре», стабильности и благополучию привычной городской жизни.

 


 

«БИШКЕК: ХРОНИКИ РАДИКАЛЬНОГО ВООБРАЖЕНИЯ». Work-in-progress: презентация текущей стипендиальной программы Штаба

 

«Бишкек: хроники радикального воображения» — исследовательско-производственная программа, включающая исследование продуктивных утопий советского периода: проектов будущего, производящих городское пространство, – на примере конкретных городских объектов/структур/сооружений. По результатам проекта планируется публикации: тематических карт Бишкека, представляющих обзор репрезентативных городских объектов – следов продуктивной работы утопии – и первого выпуска тематического сборника Штаба «Оперативные записки». Стипендиаты программы работают над следующими исследовательскими темами в контексте Фрунзе/Бишкека: «Наука и техника», «Социалистический город», «Интернационализм», «Радикальная эмансипация».

 

Сайкал Малик кызы. «Пролетарский интернационализм»: загадка нереализованной фрески

 

 

Самат Мамбетшаев. «Соцгород»: микрорайон — машина для жилья

 

 

Галина Васильченко. «Наука и техника»: хроники руин

 

 

Айканыш Абылова, Джошик Мурзахметов. «Радикальная эмансипация»: бишкекская квир-коммуна

 

 


 

Показ фильма «Башня. Зонгшпиль» (2010, гр. «Что делать?») и обсуждение с Дмитрием Виленским

 

Идея фильма: Дмитрий Виленский и Цапля (Ольга Егорова)
Режиссер: Цапля (Ольга Егорова)
Сценарий: «Что делать?»
Музыка: Михаил Крутик
Хореография: Нина Гастева, Михаил Иванов и Цапля
Декорации: Дмитрий Виленский и Глюкля (Наталья Першина)
Камера и свет: Артем Игнатов
Монтаж: Д. Виленский и Цапля

 

 

Фильм основан на анализе развития ситуации вокруг строительства небоскреба Газпрома «Охта-Центр» в исторической части Санкт-Петербурга и реальных документах социальной и политической жизни в России. Фильм построен как противостояние двух миров: с одной стороны это мир власти, который представляют важные фигуры в создании нового символа – пиар-менеджер, местный политик, начальник службы безопасности, представитель церкви, галеристка (претендент на позицию директора корпоративного музея современного искусства) и модный художник. С другой стороны – это хор, который включает в себя представителей разных социальных групп: Интеллигенты, Рабочие, Пенсионеры, Уволенные клерки, Мигранты, Девушки, Беспризорник и Левый радикал.

 


 

При поддержке Фонда им. Фридриха Эберта в Кыргызстане и Фонда Сорос-Кыргызстан.