Публикация 4 из журнала «Работница» (1952): Их вырастил завод

Статья «Их вырастил завод» привлекла мое внимание по нескольким причинам.

Во-первых, она продолжает начатую нами статьей «Они делают автомобили»доминирующую тему вообще для всего журнала «Работница» — тему трудовой эмансипации женщин, использования их как трудового ресурса. Уже в прошлый раз я обращала внимание на то, что женщины не просто активно вовлекались в производство, но включались в те сферы промышленности, которые раньше им были недоступны. Этот же аспект мы можем увидеть и в статье «Их вырастил завод»: «Сейчас Пелагея Андреевна – единственная женщина-шорник на заводе – сшивает в цехе ремни».

Во-вторых, данная статья затрагивает и еще один интересный аспект советского периода – это контракт «работающей матери». С одной стороны, риторика статьи разворачивается вокруг примата общественной активности над приватным пространством. Однако, с другой стороны, успешность женщин подчеркивается и через упоминание их успешности в «семейной жизни»: «Разносторонней, богатой жизнью живёт Клавдия Полякова. У нее семья: муж, также передовой производственник, дочь Галя, студентка Инженерно-экономического института, сын, школьник Валерий». Хотя этих упоминаний мало в сравнении с описаниями трудовой активности, сам факт их появления в тексте призван поддерживать доминирующую установку о том, что женщина – не просто трудовой ресурс, но и репродуктивный в том числе.

В-третьих, риторика статьи разворачивается вокруг того, как женщины одного завода посвятили всю свою жизнь этому заводу и своей работе, а также образованию, повышению квалификации, общественной активности: «…за её плечами двадцать лет работы, двадцать лет совершенствования и учёбы в кружках, на курсах, в вечернем техникуме». В советском государстве возможности женщин на получение образования, перемещения по стране, трудоустройства, выражения своей общественной активности существенно расширились. Такие описания в статье являются демонстрацией реального изменения положения женщин, что уже на сегодняшний момент видится как вполне «естественное» явление и не удивляет. Однако, если контекстуализировать эти описания, то это позволит нам увидеть значимые изменения, которые принесла с собой революция 1917 года и борьба женщин за свои права в начале XX века.

 

Татьяна Щурко, Гендерный маршрут (Минск)

 

На снимке: П. А. Дроздова, С. Турбина и К. А. Полякова в парткабинете завода. Фото Е. Микулиной

 

СМОТРЕТЬ ИЛИ СКАЧАТЬ PDF СТАТЬИ («Работница». 1952. № 5. С. 8).

 

Их вырастил завод

 

Валерия Герасимова

 

На заводе ее хорошо знают и зовут ласково «тетя Поля».

- Двадцать три года здесь работаю… Шорница я…

Мне, можно сказать, этот завод – дом родной, — рассказывает Пелагея Андреевна Дроздова и улыбается всеми морщинками простого своего лица. – Я пришла сюда, когда только фундамент под завод складывали. Была здесь грязная лужа, ни летом, ни зимой не просыхала… Недаром это место «Сукино болото» звалось… А теперь – видели, какой гигант?

Вот бы описать, как наш красавец рос и как наши работницы заодно с ним росли!

Серые глаза Пелагеи Андреевны становятся задумчивыми, словно еще раз всматривается она в пройденный путь.

Да, работница «первого поколения», Пелагея Андреевна Дроздова пришла на 1-й государственный подшипниковый завод имени Л. М. Кагановича в те времена, когда только что начал воздвигаться его фундамент.

Эти первые шаги будущего гиганта нашли отражение в той работе, которую Пелагея Андреевна первоначально выполняла. Вместо мощного автомобильного парка, которым располагает завод в наши дни, имелось триста пятьдесят лошадей. Они и подвозили к будущему заводу строительные материалы; а Пелагея Дроздова сшивала и чинила хомуты, седёлки и вожжи.

Сейчас Пелагея Андреевна – единственная женщина-шорник на заводе – сшивает в цехе ремни. Работает она мастерски и с большим старанием.

- Я по звуку слышу, где ремень на сшивку просится, — говорит Пелагея Андреевна.

Спокойно встречает эта работница старость. В одном из заводских общежитий у нее есть своя уютная комната, жизнь ее дополняет увлекающая ее общественная работа санинспектора при рабочей поликлинике. А в выходные дни светлую комнатку Пелагеи Андреевны приходит любимый ее племянник, студент…

А вот перед нами представительница «второго» рабочего поколения завода – Клавдия Архиповна Полякова. Она пришла на завод позже, чем Пелагея Дроздова, но и за ее плечами двадцать лет работы, двадцать лет совершенствования и учебы в кружках, на курсах, в вечернем техникуме.

Эта статная сероглазая средних лет женщина возглавляет теперь техническую часть автоматно-токарного цеха. Под ее контролем находятся сотни станков.

И в том, что в цехе достигнута высокая производительность труда, что процент брака стал совсем ничтожным, — во всем этом большая заслуга начальника технической части.

Но не любит Клавдия Архиповна хвалиться своими достижениями. Все новые и новые задачи возникают перед ней.

Вместе со своими помощниками она взяла обязательство установить на киевских станках-автоматах специальные приспособления для скоростной отточки желобов, внутренних колец шариковых подшипников.

- Если мы этого добьемся, то снизим трудоемкость изготовления детали на одну операцию, сократим технологический цикл в изготовлении колец, — говорит о своих производственных планах Клавдия Архиповна.

Но мы знаем, что чертежи этого приспособления уже разработаны под наблюдением, и руководством именно Клавдии Архиповны.

Товарища Полякову мы видели не только в цехе. Вот она – заместитель секретаря цехового партбюро – в парткабинете. Склонилась над объемистым томом. Это «Капитал» Маркса. Клавдия Архиповна готовится к очередному занятию в кружке политэкономии.

Разносторонней, богатой жизнью живет Клавдия Полякова. У нее семья: муж, также передовой производственник, дочь Галя, студентка Инженерно-экономического института, сын, школьник Валерий.

О полноте, о богатстве своей жизни хорошо рассказала представительница «третьего поколения» — работница завода Соня Турбина. Так же как Дроздова и Полякова, эта молодая работница родилась в деревне. Но весь облик девушки не только городской, но даже в какой-то степени столичный. Мы видели Соню в хорошо сшитом костюме; ее золотистые волосы были красиво уложены вокруг головы.

- Мы все, девчата, пришли на завод из школы ФЗО, — говорит Соня Турбина. – Там не было внутришлифовальных станков. Мы попросили, чтобы для нас организовали технический кружок, и без отрыва от производства его закончили. После этого дело стало ладиться, норму выполняли на 100-150 процентов.

Да, немало сил раскрылось на заводе в Софье Турбиной. Возглавляемая ею в цехе карданных подшипников комсомольско-молодежная бригада имеет звание «Лучшая бригада отличного качества Министерства автомобильной и тракторной промышленности». Замечательную производственницу Софью Турбину избрали депутатом Московского совета.

Уже не один год девушки из комсомольско-молодежной бригады внедряют в производство новаторские методы. Шлифовка деталей – дело поистине тонкое. Перешлифовка на два микрона уже считается браком. И все же бригада научилась работать без брака.

Мария Чамкина предложила новый метод самоконтроля при шлифовке, который поднял производительность труда на 40 процентов.

Бригада Сони Турбиной выполнила трехмесячную квартальную норму в один месяц и восемнадцать дней, а за истекший 1951 год дала экономию 20 тысяч рублей. Далеко за пределами завода известен почин этой бригады – комплексная экономия на каждом рабочем месте.

Да, когда дело идет о государственном имуществе, девушки по-хозяйски прижимисты и строги.

Все вместе они бывают в лучших театрах столицы, в музеях, картинных галереях; мастерицы они и попеть и сплясать, любят они совместно глубоко и серьезно обсудить прочитанную книгу.

«Люди с чистой совестью» Вершигоры читали они совсем недавно. Прочитав эту книгу, Соня Турбина задумалась над заглавием.

- Чистая совесть… — повторила она, и большая мысль прошла где-то в глубине ее ясных глаз. – Чистая совесть у того, кто любит свой народ, кто, не убегая от трудностей, отдает себя родной стране… Нелегко сказать, выполняешь ли ты сам все, что можешь, что хочешь. Но когда я узнала, что нашему заводу присвоено звание предприятия коллективного стахановского труда, меня охватила такая радость, такая гордость… Сразу же подумалось: может быть, и твоя долька есть в этой большой победе… И как светло, как хорошо на душей от этой мысли!… И как хочется еще лучше трудиться!