Наша «гребаная» мозаика (автор: Георгий Мамедов)

Караоке-клуб Запой - мозаичная стена была полностью закрашена

 

Напомним суть дела – советская мозаика «Космос и научно-технический прогресс» (1984) М. Акматкулова, включенная в список памятников истории и культуры г. Бишкека, была закрашена собственниками (бывшего Дома науки и техники, ныне караоке-клуба «Запой»). ШТАБ, исследующий советское искусство, заинтересовался этим фактом (вся предыстория и история здесь). Вследствие резонанса в соцсетях случай получил освещение в прессе. Подключилась прокуратура, и 20 июня ситуация получила разрешение – владельцы оштрафованы на 1000 сомов (примерно 21 доллар США). Однако, кажется, общественная кампания и предписание прокуратуры возымели действие: собственник здания начал очищать мозаику от краски (см. фото ниже). Георгий Мамедов комментирует этот случай, вполне показательный для неолиберальной урбанистики, и сравнивает Бишкек со Стамбулом.

 

«Генеральная прокуратура оштрафовала владельца караоке-клуба «Запой» на одну тысячу сомов за уничтожение памятника истории и культуры. Об этом сообщает пресс-служба главного надзорного органа» — сообщают нам, в свою очередь, ленты информагентств. Штраф в 1000 сомов, однако, не единственный результат прокурорской проверки. Далее сообщается, что «нарушения действующего законодательства допущены в результате отсутствия должного контроля над состоянием памятников истории и культуры со стороны ответственных лиц Бишкекглавархитектуры. «По результатам проверки прокуратурой Свердловского района столицы внесено представление на имя начальника управления Бишкекглавархитектуры об устранении нарушения и принятии мер для восстановления памятника, а также привлечении виновных к ответственности».

 

Кажется, общественная кампания и предписание прокуратуры возымели действие: собственник здания начал очищать мозаику от краски. Фотография сделана 1 июля 2013.

 

Получается, что прокуратура пришла к крайне противоречивым заключениям – с одной стороны виновный вроде бы установлен и даже привлечен к ответственности в виде штрафа, но, в то же время, прокуратура предписывает «устранить нарушения, восстановить памятник, а также привлечь виновных». Как известно, нельзя дважды за одно нарушение привлечь к ответственности, и если штраф уплачен, то вроде как виновный к ответственности привлечен?

Мы, конечно же, будем и дальше следить за развитием ситуации и за выполнением Бишкекглавархтектурой предписания генеральной прокуратуры. Восстановление мозаики в прежнем виде было бы справедливым и желанным исходом этого конфликта. Однако штраф в 1000 сомов и расплывчато-противоречивое предписание прокуратуры – серьезный повод предполагать, что дело это будет спущено на тормозах, и все останется как есть: мозаика закрашена, владелец оштрафован, чиновники ищут способ памятник восстановить, но, сами понимаете, — денег нет, в кадрах текучка, да и не первой срочности это восстановление для городского хозяйства.

В отличие от тысячи вырубленных деревьев, разрушенных зданий и прочих памятников культуры и искусства, эта ситуация привлекла к себе общественное внимание, но само по себе это общественное внимание ход ситуации изменить не смогло. Почему?

Ситуация вокруг этой мозаики в очередной раз позволяет нам отметить очень характерную для постсоветской интеллигенции черту – веру в некую высшую справедливость, которая никак не соотносится ни с логикой, ни с этикой наличной действительности. Подобная вера в иллюзорную справедливость, например, позволяет до сих пор многим верить в то, что «у нас еще нет настоящего капитализма» или что «все наши проблемы исключительно из-за коррумпированных чиновников». И можно было бы эти наивные иллюзии проигнорировать — с высоты-то «критического мышления» — если бы эта иллюзорная вера в высшую справедливость не была одним из основных факторов, способствующих возникновению ситуаций, подобных этой – планомерной экспансии частного интереса на территории и зоны общественного пользования. Согласитесь, — если вы, полагая всех людей честными и благородными, держите двери своей квартиры незапертыми, то когда вас ограбят, винить нужно будет не только грабителей. Очевидно, что и тогда, когда нас лишают общественного пространства, общего (к которому и принадлежит пресловутая мозаика), в этом есть и доля нашей вины.

 

Мозаика "Космос и научно-технический прогресс" (художник М. Акматкулов, 1984, смальта) - фото из альбома "Монументальное искусство Бишкека" (Академия художеств КР, 2001)

 

Основной аргумент защитников мозаики заключается в том, что это памятник искусства. Для большинства интеллигентных людей словосочетание «памятник искусства» обладает магической силой. Мы с детства воспитываемся в уважении к культуре, в нас пестуется почтительное отношение к искусству и творческому труду. Во всяком случае, так было принято в советской школе. Памятники искусства принято почитать и охранять, это непреложная этическая установка, поэтому апеллирование к этому охранному статусу должно было сразу возыметь положительный результат – «это же наше наследие», «это же искусство!».

Однако взглянем на эту ситуацию глазами владельцев караоке-клуба. Караоке-клуб – это успешный малый бизнес. С десяток, а может и больше, человек имеют работу, платятся налоги, хотя бы минимально, и самое главное – это «бизнес для души», – люди отдыхают после напряженных трудовых будней, расслабляются, веселятся, так что мы даже мир делаем чуть лучше и светлее, наполняем его улыбками. Но не так просто вести бизнес в Кыргызстане. Нужно обеспечить санитарные условия, например, вентиляцию, – для этого устанавливаются кондиционеры, — если их не установить, можно схлопотать какой-нибудь штраф. Устанавливать тоже нужно по инструкциям противопожарным и т.д., так что какая-то цветастая стена, памятник это или нет, нам абсолютно некстати. Да и вообще, мы хотели цельный концептуальный дизайн сделать, чтобы людям, клиентам, было приятно, а если клиентам приятно, если они улыбаются – это же самое главное, разве нет?

Есть ли что-то в этой логике преступное, циничное или хотя бы неправильное? Разве большинство людей будет оспаривать эту позицию? Люди делают нужное и важное дело – зарабатывают деньги, создают рабочие места, веселят народ.

Памятник, мозаика из смальты – это излишек, осадок, который нельзя освоить, он не экономичен, дополнителен и согласно четкой и ясной логике рынка и частного интереса не только излишен, а вреден и потому – подлежит уничтожению.

Однако это принципиальное, базовое противоречие между искусством (общим) как излишком и экономической логикой извлечения прибыли не только не замечается, а маскируется именно этой апелляцией к абстрактной справедливости, которая представляет это как частный случай невежества, циничности, «отсутствия нормального капитализма». Дескать, будь у нас нормальный капитализм и нормальное государство, такого бы не было. Государство же в лице генеральной прокуратуры выступило в этой ситуации просто таки гениальным медиатором – и апелляции к справедливости удовлетворены (ну и что, что 1000 сомов, не в деньгах ведь дело, а в Справедливости!), и интересы бизнеса не пострадали. Всем удалось «сохранить приличные мины при плохой игре».

В связи с этим урбанистическим казусом невозможно не вспомнить недавние стамбульские события. Восстание в Стамбуле, как известно, началось из-за в чем-то схожего случая – люди пытались отстоять парк Гези, который власти планируют снести и на его месте построить торговый центр в виде восстановленных османских казарм (отличный образ мирного сожительства свободного рынка и авторитарного национализма). Все комментаторы пишут, что вскоре протест перерос эту незначительную проблематику, но мне кажется, что это наблюдение не совсем верно, или точнее – в нем стоит немного по-иному обозначить акценты. Сторонники Эрдогана пытались примирить защитников парка следующим аргументом: дались вам эти пять несчастных деревьев. За десять лет мы посадили в Турции тысячи деревьев! В принципе, справедливый аргумент, но люди в парке ему не вняли, потому что дело не в абстрактной справедливости и не в обмене пяти деревьев на тысячу, а в том, что эти пять несчастных деревьев – наши деревья. Эти деревья, какие бы они ни были, посажены здесь в наших интересах, и мы не позволим вам решать за нас, что делать с нашими деревьями. Именно это осознание общественного интереса и того, что этот общественный интерес необходимо отстаивать в жесткой схватке с носителями частных интересов и позволило протесту обрести столь значимые масштабы. И неважно, как дальше будут развиваться события – пойдет ли протест на спад или будет теплиться, и пламя вскоре разгорится вновь. Самая важная работа была сделана – было обозначено базовое противоречие между общественным и частным интересами, и это противоречие нельзя уже будет скрыть, от него нельзя будет откупиться ни тысячей сомов, ни тысячей деревьев.

Станет ли очевидно для нас, жителей Бишкека, что главная ценность этой мозаики не в том, что это «памятник искусства», а в том, что она наша, что у нее есть собственник – общество в целом и каждый из нас в отдельности, – что строилась эта мозаика в наших интересах, и что сейчас наш интерес ущемлен, что нас фактически ограбили, лишили нашей общей собственности?

Георгий Мамедов

 

Здесь — вся предыстория и история казуса