Мы извращенцы, с нами Бог! (авторы: Георгий Мамедов, Оксана Шаталова)

Мы извращенцы

Фрагмент коллажа из фемзина "Weird Sisters" № 6

 

Георгий Мамедов, Оксана Шаталова

 

Мы извращенцы, с нами Бог!

 

А точнее – Богиня, или Б-ня, дабы не поминать ее священное имя всуе. Но не только боги покровительствуют извращенцам и извращенкам, но и прочие фантастические существа, вроде гуманоидных пришелиц из будущего, также посетивших Штаб этой весной. Да, вы не ослышались и не очитались – Штаб посещали богиня и пришельцы из будущего. И нет, это не бред, – это описание событий Весеннего творческого отчета – тематической публичной программы, проходящей в Штабе с марта по июнь. Тема Весеннего творческого отчета в этом году – «Квир-футурология». Слово «квир» мы используем для обозначения поведения или идентичности, не соответствующих традиционным представлениям. Проще говоря, квир это всё то, что в народе называют «извращениями», «уродствами», «отклонениями» и т. п. Футурология – это научное прогнозирование будущего, а квир-футурология это, соответственно, прогнозирование будущего извращенцами и извращенками – пидорами, манкуртами и мыркушками. Будущее, о котором мечтают извращенцы, это будущее, в котором нет ненависти к женщинам, национальной гордости, гомофобии и деления людей на бедных и богатых, успешных и лузеров, «фрунзенцев» и «мырков». Мы называем такое будущее квир-коммунизмом. 

 

 

Футурология это научная дисциплина, а ее главный метод – экстраполяция, т. е. прогнозирование на основе наблюдаемых в настоящем тенденций. Если строго придерживаться этого метода, то будущее пидоров и мыркушек ждет совсем не радужное. Главная общественная тенденция нашего времени – консервативный поворот, который в глобальном масштабе сопровождается укреплением авторитарных режимов, ограничением политических прав и свобод, давлением на оппозицию и СМИ, подавлением всякого инакомыслия, а также нетерпимостью к любой инаковости, любому, даже малейшему отклонению от нормы. В Кыргызстане список групп, испытывающих на себе консервативное давление, постоянно расширяется. Первыми в него попадают самые явные Другие – ЛГБТ и национальные меньшинства, затем следуют правозащитники и НПО. Далее расширение идет по экспоненте – кыргызские клерикалы совершенно спокойно рассуждают о необходимости законодательного разрешения многоженства, – и вот уже половина населения страны записывается в группу «не совсем людей», чьей судьбой и телами будут распоряжаться благородные мужи. И эта тенденция будет только нарастать, поглощая жизненное пространство самых разных социальных групп. Свежий пример: на беспрецедентную волну общественного возмущения варварской политикой вырубки деревьев для расширения дорог мэрия реагирует уже до боли привычным образом – возмущающиеся записываются в «третьи силы», «представителей НПО», не имеющих отношения к жителям, а лишь провоцирующих их. Стать провокатором, «пятой колонной» и извращенкой совсем просто – достаточно заявить о своем праве дышать чистым воздухом и наслаждаться тенью от деревьев. Но жители панельных пятиэтажек, большинство из которых – пенсионеры и бюджетники, не могут претендовать на это право, хватит и того, что им позволено жить в центре, или вообще – жить.

Однако если наука не обещает нам ничего хорошего в будущем, то это еще не повод для поднятия белого флага. Пусть логика и рациональность не на нашей стороне, но у нас есть другие союзники – воображение и фантазия. Футурология извращенцев больше похожа на фантастику или даже фантасмагорию, чем на науку. Воображение – слабая сила угнетенных, но достаточно мощная, чтобы творить чудеса и дарить надежду.

Воображение непредсказуемо, что делает его особенно ценным. Разве мы когда-нибудь могли подумать, что божественные силы подключатся к нашей борьбе, ведь все боги уже давно от нас отвернулись? Но оказалось, что и на Олимпе у нас есть своя заступница – самопровозглашенная центральноазиатская б-ня Катипа Апай – богиня неразделенной любви, покровительствующая однополым союзам, квир-коммунистам и прочим неудобным людям. 
 

Катипа Апай и её жрец

Фрагмент Первого пришествия Катипы Апай на кыргызскую землю. Б-ня и жрец Анатолий Тамарович

 

Первое пришествие Катипы Апай на кыргызскую землю состоялось в апреле этого года в рамках нашего Весеннего творческого отчета. Катипа Апай это альтер эго и многолетний арт-проект алматинской художницы Кати Никоноровой. Катипа Апай в белых одеяниях часто появляется на вернисажах и тусовках, фланирует по улицам разных городов, камлает на берегах Иссык-Куля, а также благословляет и возглавляет митинги и протестные акции

 

Иконы Катипы Апай

Фрагменты храмового окружения Б-ни

 

«Не боги горшки обжигают» – это совсем не про Катипу. Она как раз обжигает и горшки, и другие поделки из глины, созданные ее ученицами и учениками в детской художественной студии. А еще Катипа Апай, в отличие от всех остальных богов, не ждет даров от своей паствы в виде богато убранных храмов. Катипа Апай сама воздвигает себе храмы и наполняет их всякой церковной утварью – иконами, хоругвями, идолами и т. п. Именно в такой временный храм, со всеми сопутствующими атрибутами, включая служителя культа и церковную лавку, был превращен Штаб во время пришествия белой Б-ни.

 

Казахский фэн-шуй

Фрагмент Первого пришествия Катипы Апай на кыргызскую землю. Ритуал "Казахский фэншуй" 

 

Бишкекское пришествие богини – пока что самая масштабная презентация катипаапизма, подготовленная Катей совместно с алматинским публицистом и ЛГБТ-активистом Анатолием Черноусовым. После обращения в культ А. Черноусов стал первым жрецом великой Б-ни и принял церковное имя Анатолий Тамарович. Творческое сотрудничество Кати и Толика началось в Вечерней школе Штаба «Против природы: Квир. Фантастика. Искусство». Представленное ими действо можно было бы описать как перформанс и персональную выставку художницы, но катипаапизм всё же до конца не вписывается в эту соврисковскую номенклатуру. 

 

 

Во времена, когда общественное обсуждение религии и религиозности превращается в табу и за любое неосторожное замечание можно получить обвинение в «оскорблении чувств верующих», самопровозглашенная богиня – очень смелый образ, хотя и разительно отличающийся от привычной художественной критики религии. Один из самых радикальных антиклерикальных жестов постсоветского искусства – перформанс Авдея Тер-Оганяна «Юный безбожник» (1998), во время которого художник рубил топором копии известных икон, за что на него было возбуждено уголовное дело по обвинению в «разжигании религиозной вражды». Радикальность Катипы Апай иного рода. Это не радикальность отрицания, а радикальное присвоение. Катипаапизм на первый взгляд кажется проектом в духе субверсивной аффирмации, – стратегии, в рамках которой художник присваивает определенный дискурс и даже отождествляется с ним, но некоторым избыточным образом, приводящем, в конечном счете, к подрыву этого дискурса и вскрытию его неочевидных механизмов. «Чудо» превращение чая в вино и ритуал «Принудительного расширение кругозора и кругослыха вовнутрь» из катипаапического репертуара вполне вписываются в эту стратегию. Несмотря на то, что ирония, стёб и (само)подрыв легко считываются в образе Катипы Апай, в нем также присутствуют серьезность и искренность. Катипа Апай предлагает диалектическую критику божественного, представляя его одновременно и как «опиум народов», и как «сердце бессердечного мира». Боги могут быть не только тщеславными и капризными обманщиками, но и бунтарями, вдохновляющими на борьбу страждущих, как Иисус в песне Вуди Гатри в исполнении группы «Аркадий Коц». Божественное покровительство неудобным людям – «тем, кто беден, кто слаб и кто глух» – это форма эмпауэрмента и терапии, столь необходимая всем, кто находится на передовой борьбы с консервативным мракобесием. И эту силу фантазии, иронии и воображения очень четко улавливают те, против кого она направлена. Анонс пришествия Катипы Апай на кыргызскую землю вызвал предсказуемую реакцию традиционалистов, грозившихся в Фейсбуке закидать б-ню камнями. Но не только клерикалов возмутили богиня и ее верный жрец, – не остались равнодушными и некоторые ретивые атеисты, также увидевшие в Катипе угрозу своим фундаментальным ценностям «рациональности и факта» – а на самом деле предубеждениям против Другого, ксенофобии, легко делящей мир на своих и чужих. И это тоже эффект консервативного поворота – периода популярности простых ответов на сложные вопросы, которые, как оказалось, может давать не только религия, но и возведенная в культ наука (так наз. «новый атеизм»).

Так Штаб обрел свою Б-ню. Но ее пришествием чудеса Весеннего творческого отчета не завершились: в следующем месяце, в мае, неизвестным науке способом в Штаб проникли гостьи из будущего Бишкека-2047. Это было еще одно событие, связанное с современным искусством (хотя так же не совпадающее с ним целиком). А именно – событие под названием «Квир-город» знаменовало дебют анонимной арт-группы «Метагалактика» – дуэта в масках харизматичных гуманоидов. 

 

"Метагалактика" на площади Ала-Тоо

Группа "Метагалактика" на площади Ала-Тоо

 

В «Метагалактике» можно узнать современных последовательниц «Guerrilla Girls». Для этих бишкекских феминисток и ЛГБТ-активисток «фантастическая» анонимность и маскарадность есть творческое орудие, позволяющее совмещать остраняющую игру и вызов, опасную неуязвимость и уязвимую безопасность (ведь воздух, звуки и эмоции под маску проникают легко). Представленный «Метагалактикой» проект, как и в случае с пришествием Б-ни, пересекается с проблематиками, рассмотренными в Вечерней школе-2016. В частности, курс Александра Кондакова «Введение в квир-теорию» включал понятие «квир-архив», – описывающее как исследовательский, так и активистский метод. «Квир-архив» – это пересмотр истории из позиции инклюзивности, чуткое обнаружение Совсем Другого на, казалось бы, регламентированной исторической карте. Иначе говоря – это история, включающая тех самых извращенцев – невидимых прежде бунтарей и изгнанниц, недочеловеков и мырков. Пример квир-ревизии как художественной стратегии представляет московско-нью-йоркский художник Евгений Фикс, участвовавший в Вечерней школе-2016 с мастер-классом, где он показал свои работы, в которых, например, каталогизированы советские плешки (места встречи геев) Москвы или коммунистические места Нью-Йорка (фото-серии «Москва» и «Коммунистический гид по Нью-Йорку»). И те, и другие можно показать лишь в режиме невидимости, – тем не менее даже проявляясь как пустота, эти места становятся зримыми. «Метагалактика» также представила «квир-архивный» проект, обращенный и в прошлое, и в будущее; исторический и футуристический одновременно, – работающий и как исследование, и как практика эмпауэрмента и надежды. 

 

Открытки "квир-города"

Серия открыток "Квир-город"

 

Это серия открыток с изображением десяти ЛГБТ- и феминистских мест Бишкека. На одной стороне открыток эти места показаны такими, какими они предстают сейчас, а на другой  – такими, какими предстанут в квир-утопии 2047 года, – уже не скрытыми, не тайными, а, напротив, популярными и веселыми. Фантасмагоричность, фантазийность, «скоморошество» этой мечты подчеркивает трэш-глэм-эстетика 90-х, – получилась залихватская смесь эстрады, театра, лубка и интернет-демотиваторов. 

 

Великая плешка

Арт-группа «Метагалактика». «Великая Плешка» - открытка из серии «Квир-город». Проспект Дзержинского (позже - бульвар Эркиндик (Свободы)) в начале 90-х был известен как «плешка» (общественное место, где встречались геи и лесбиянки). Сегодня это Великая Плешка межгалактического масштаба, на торжественное открытие которой спустился сам Христос Богович. 

 

В итоге для нас самих этот Весенний творческий отчет – шумный и чудесный – стал сюрпризом, мы в полной мере получили зрительский катарсис с прилагающимися к нему удивлением, эйфорией и меланхолией. Вместе с тем сюрприз был давно ожидаем: работа с футуристической фантазией является для Штаба мечтой и ориентиром с самого начала. Наша первая образовательная программа в 2012 году включала изучение литературных утопий и фантастической прозы, а первый альманах в 2014 году взывал к богам воображения, магически именуясь «Вернуть будущее». Но сильное желание работать с будущим не изливалось в ясные формы, оставаясь аморфным. В итоге мы отвлеклись от будущего и целых три года скрупулезно занимались прошлым или, вернее, «будущим-в-прошедшем», – в частности, советским опытом фантазии и утопии. И только спустя три года совершили еще один магический акт – или, что то же самое, жест решительности, – изменили расшифровку своей аббревиатуры на «Школа творческой актуализации будущего» и вернулись к фантастике и футурологии. Следующий шаг – издание в конце этого года сборника феминистской и квир-фантастики «Совсем Другие». Сборник уже написан, включает произведения 14 авторок и авторов, – причем среди них замечены являвшиеся в Штаб этой весной фантастические герои. 

Почему же у нас не получалось работать с фантастикой вначале, но, кажется, начинает получаться теперь? Как полагаем, здесь сработала не только динамика развития нашей институции, но и более общая динамика – в обществе настолько же неуловимо, насколько и стремительно растет запрос на будущее и расширение границ наблюдаемой вселенной (посчитайте хотя бы, сколько фильмов про космос появилось в последнее время). Как этот запрос совмещается с консервативным поворотом, – отдельная тема (самый простой ответ – зависимость тут обратная, однако сегодняшняя мода на тот же «новый атеизм», на (якобы) научный фундаментализм демонстрируют возможности более сложных конфигураций, – ведь космос тоже можно объявить территорией традиционных ценностей). Как бы то ни было – для нас фантазия, фантастика, будущее есть оружие борьбы с разными формами мракобесия, в том числе мракобесия, называющего себя наукой (у которого тоже почтенная традиция – позавчера была френология, вчера евгеника, сегодня нейробиологические сенсации). В этом смысле «нечестивое воинство», периодически являвшееся к нам во время Весеннего творческого отчета – вооруженное фантазией, смехом, неоднозначностью, сложностью и странностью, – всем, чем сильно современное искусство – есть воинство против любых форм консервативной реакции и за творчество, ненормальность, «дерзкую архитектуру, открытых и свободных жителей», – как справедливо замечено в описании проекта «Метагалактики». Итого – да пребудет с вами Б-ня, метагалактических открытий вам – и до следующего сезона!