Манифест квир-коммунизма

 

Возвращая мыслимый горизонт и образ будущего, преодолевая постсоветский паралич воображения, мы сознаем, что наша цель – не коммунизм, наша цель – квир-коммунизм.

Мы понимаем квир не только как размывание стандартов пола, гендера и сексуальности, но в целом – как вызов традиционным политикам идентичности в их эссенциалистском изводе, – как отрицание гендерных, этнических, расовых, национальных границ.

Квир и коммунизм – обоюдно-зависимые и неизбежные понятия, – имена процесса, преодолевающего отчуждение.

 

БЫТЬ КВИРОМ ЗНАЧИТ БЫТЬ КОММУНИСТОМ, поскольку коммунизм – ключевое условие снятия гендерной нормативности. Только упразднение частной собственности, низовая демократия и общественный контроль над распределением глобальных ресурсов позволят переформатировать политические категории гендера, пола и сексуальности. Капитализм отчаянно сопротивляется попыткам трансформации символической матрицы, – мы ежедневно наблюдаем процесс, именуемый «патриархатным ренессансом». При капитализме размывание гендерного порядка – просто слишком дорогое удовольствие. Главным оплотом рыночной системы является институт семьи (вспомним идеологиню неолиберализма Тэтчер: «Общества нет – есть только мужчины, женщины и семьи»). Структурная связь патриархата и капитализма стала особенно явной сейчас, в период неолиберальной реакции: чем более циничные формы принимает капитализм, тем более агрессивным становится патриархат, использующий «семейные ценности» в качестве манипулятивного подспорья. Семья, – омываемая потоками розовых соплей «цитадель любви», – работает как бесперебойная многофункциональная машина по обеспечению капиталистического режима рабочей силой и усилению эксплуатации. Одна из ее функций – перекладывание ответственности за социальную защиту уязвимых групп с общественных институтов на фамильные, родовые или квази-общинные, для чего необходимо укрепление кровнородственных связей. Вторая функция – производство лояльности и атомизированной аполитичности (патриархи не пойдут на баррикады, им «надо кормить семью»), третья – самовоспроизводство патриархатной матрицы посредством «воспитания». Гендер – один из компонентов в цементном растворе капитализма. Женщины, ЛГБТ, чайлдфри, незамужние/неженатые, асексуалы, квиры получают при капитализме стигму несчастья/неполноценности/экзотизации, – которая если и смещается, то никогда не исчезает, накрывая то одну, то другую группу людей. Стигма – константа капитализма, рабочая формула которого с необходимостью включает биополитический контроль над рождением и смертью. Радикальное переформатирование гендерного порядка – что и означает «квир», – и иные, помимо нуклеарной семьи, формы совместности представимы как дестигматизированные практики лишь на коммунистическом горизонте.

 

 

БЫТЬ КОММУНИСТОМ ЗНАЧИТ БЫТЬ КВИРОМ, поскольку радикально иное устройство общества – коммунизм – не может нескончаемо копировать старую эдипальную матрицу. Многие левые – вплоть до ведущих интеллектуалов – демонстрируют косность и ханжество, абсолютизируя гендерную нормативность и Эдипов треугольник, словно нерушимую сакральную геометрию. Игнорируя мысль XX века, они отстают даже от их единственного авторитета Энгельса, выдвинувшего в качестве центральной концепции марксистской мысли историчность любых форм человеческой совместности. Прокрустово ложе гендера уже сейчас осознается многими как устаревшее, однако движения феминисток и ЛГБТ отрицаются пуритански настроенными левыми, получая нелепый ярлык «буржуазных». Вместе с тем борьба с гендерным порядком – даже если она и не включает стандартные левые лозунги и не использует марксистскую риторику – это борьба против гендерного угнетения и разделения труда, в частности, неоплачиваемого репродуктивного труда женщин, который также укрепляет капиталистическую матрицу. Здесь нельзя забывать неудачный опыт большевиков, которые, «освобождая женщину от кухонного рабства», полагались лишь на повышение производительности труда и развитие средств производства. Освобождения ждали от фабрик-кухонь и умных швейных машин, люди же мыслились простыми функциями зависимости от техники. Тела людей тоже определялись как «средства производства» – производства других тел и товаров – и в этом «реальный социализм» (видевший цель эмансипации женщин прежде всего в повышении их участия в производстве) совпадает с сегодняшним реальным капитализмом, сходным образом инструментализирующим субъекта. Тот же факт, что люди производят не только людей и вещи, но и смыслы и аффекты, не брался в расчет.

 

На основе иллюстрации в паблике ВК: http://vk.com/queerascomrade

 

БУДУЩЕЕ СТРОИТСЯ ИЗ КИРПИЧИКОВ НАСТОЯЩЕГО, и воображение, практики и опыты, радикальным образом противопоставленные логике доминирующей нормативности, и есть эти самые кирпичики. Сегодня и сейчас подрыв существующего патриархатного гендерного порядка должен стать обязательной частью любой левой программы, но в первую очередь – обязательной частью любой левой организации и левого самосознания как такового, каким бы болезненным и сложным ни был этот процесс.

Политическим горизонтом квир-движения, бросающего вызов столетиями формировавшейся эссенциалистской догме, не может стать унылая капиталистическая гетеронормативная нормализация в рамках благословлённой обществом и государством семьи. Радикальное равенство, радикальное воображение форм совместности и близости людей, неисчислимое многообразие телесностей – вот горизонт, достойный смелого, радикального и бескомпромиссного движения квиров, и этот горизонт нельзя заменить иллюзией мещанского уюта частной собственности и товарного многообразия свободного рынка.

Квир-коммунисты, объединяйтесь в борьбе против капитализма и патриархата!

 

Школа теории и активизма – Бишкек (ШТАБ)

 


 

Queer Communism Manifesto

 

Regaining a conceivable horizon and vision of the future while overcoming post-soviet paralysis of imagination, we realize that what we should strive for is not communism, but queer communism.

We understand queer not only as blurring of standards of sex, gender and sexuality, but on the whole as a challenge to traditional politics of identity and their essentialist message. Queer is a rejection of all gender, ethnic, racial and national boundaries.

Queer and communism are mutually dependent and inevitably interlinked notions as they both denote the process of overcoming alienation.

 

TO BE QUEER IS TO BE A COMMUNIST, because communism is the milestone condition for doing away with gender normativity. Only grassroots democracy, public control over distribution of global resources and abolition of private property will make possible a radical reformatting of the political categories of gender, sex and sexuality. Capitalism desperately resists any attempts to transform its symbolic matrix and we observe this in a process of a “patriarchal renaissance” on a daily basis. Capitalism simply cannot afford the luxury of blurring gender order. The institute of family is the main stalwart of the market system (in words of one of the main neoliberal ideologues, Margaret Thatcher: “…there is no such thing as a society. There are individual men and women, and there are families.”). The structural connection between patriarchy and capitalism is becoming more apparent these days, amidst neoliberal reaction – the more cynical forms capitalism takes, the more aggressive patriarchate becomes – using “family values” as a chief means of manipulation. Family – the much valorized “last fortress of love” – works as a fail-proof multifunctional machine for capitalism, providing workforce and enhancing exploitation. One of its functions is transfer of responsibility for social security of vulnerable groups from public institutions to familial, kinship-based, or quasi-communal associations. Indeed, for this purpose strengthening of “blood ties” is essential. The second function of the resurrection of “family values” is production of loyal and apolitical citizenry – patriarchs do not stand on barricades, they have to “feed a family”. Finally, the third function is to reproduce the patriarchal matrix by means of “nurture”. Gender is a binding ingredient in the mortar of capitalism. Women, LGBT, childfree, single, asexual, queer — all carry stigma of unhappiness/deficiency/exoticization under capitalism — stigma that can only be shifted to another group, but never eliminated altogether. Stigma is a constant of capitalism, the working formula of which necessarily includes biopolitical control of birth, life and death. The radical reformatting of gender order – that queer actually denotes – and other forms of togetherness apart from a model of nuclear family, are only conceivable as destigmatised practices on the communist horizon.

 

TO BE A COMMUNIST IS TO BE QUEER, because a radically new world order – communism – cannot endlessly reproduce the ancient oedipal matrix. Many on the political left, including leading intellectuals, demonstrate hypocrisy and stagnancy of their views when they absolutize gender normativity and the oedipal triangle as indestructible sacramental geometry. While ignoring most of thinking done in the twentieth century, they overlook even their only authority – Engels, and a central concept of the Marxist thought he put forward — historicity of any form of human collectivity. Many have recognised rigidity and datedness of gender order, however, feminist and LGBT movements are still rejected by some puritanically-inclined leftists as “bourgeois”. At the same time, struggle with the established gender order – even if it does not include standard leftist slogans and does not use Marxist rhetoric – is a struggle against gender oppression and gendered division of labour, in particular unpaid reproductive labour of women, which also strengthens capitalist matrix. Here it is important to remember unsuccessful experience of the Bolsheviks, who strove to “liberate women from kitchen slavery” while relying entirely on the enhanced labour productivity and development of means of production. Liberation was expected to come with an advent of new factory-kitchens and ingenious sewing machines, while humans were conceived as simple functions of dependence upon available technical means. Human bodies were defined as “means of production” – production of other bodies and commodities – and that is where “real socialism” (which saw a primary objective of emancipation of women in their increased participation in workforce) concurs with today’s real capitalism, which similarly objectifies and instrumentalises a human. The fact that people produce not only other humans and commodities, but also meanings and affects has not been taken into consideration.

 

THE BUILDING OF THE FUTURE IS TO BE CONSTRUCTED OUT OF THE BUILDING BLOCKS OF THE PRESENT, and current imaginations, practices and experiences, which radically contradict dominant normativity, constitute such building blocks. Today and now subversion of the established patriarchal gender order must become a central part of any leftist agenda, but firstly, an essential part of any leftist organisation and leftist self-consciousness as such, however painful and difficult this process may be.

Dull capitalist heteronormativity within the framework of a nuclear family, blessed by society and state, cannot be a political horizon of the queer movement, challenging centuries’ long essentialist dogma. Radical equality, radical imagination of varied forms of collectivity and intimacy of people, limitless bodily diversity– is the horizon deserving of the brave and uncompromising radical movement of the queer and this horizon cannot be replaced by an illusion of petite bourgeois comfort of private property and commodity variety of a free market.

 

QUEER COMMUNISTS UNITE IN STRUGGLE AGAINST CAPITALISM AND PATRIARCHY!

 

School of Theory and Activism – Bishkek (STAB)
Bishkek-2013

Translated from Russian by Mohira Suyarkulova