Коммуна «Интергельпо»

 

Недавно в серии лекций авторов альманаха «Вернуть будущее» Наталья Андрианова прочла лекцию о фрунзенском кооперативе «Интергельпо». В дополнение к лекции — или в качестве постскриптума — публикуем заметку из ташкентской «Правды Востока» (17 октября 1928 года) об этом ярком феномене бишкекской истории.

 

Коммуна «Интергельпо»

 

Верстах в 5-6 от Фрунзе, у подножья гор разбросаны аккуратные, не похожие на неряшливые глинобитные постройки местных крестьян домики.

Здесь же рядом – большое здание заводского типа. Тут всякого рода мастерские – столярная, слесарная, механическая. Немного ближе к городу – уже настоящий завод, с невысокой, но пузатой трубой.

Мы в кооперативе «Интергельпо».

Они – чехи, мадьяры, словаки приехали в Киргизию в 1925 г. из далекой Чехо-Словакии, значительно раньше они приняли твердое решение:

- Уехать в Советский Союз.

- Был у нас план такой – забраться в Туркестан… А Туркестан мы выбрали потому, что мнение всех было: ехать в такую местность Советского Союза, где «промысел» еще совсем стоит, — говорил один из коммунаров т. Швелик.

Большая часть интергельповцев уже говорит по-русски. Швелик – лучше других. Он присяжный переводчик на всех собраниях. Но он все же путает «промысел» и «промышленность».

Нужно ли рассказывать о том, каких трудов стоило интергельповцам «забраться в Туркестан», до одной из самых отсталых республик Ср. Азии – Киргизии, — в 1925 г. еще автономной области.

- Приехало нас в Киргизию, — говорит Швелик, — душ 430, членов кооператива – 104. На родине распродали все, что было, привезли с собой оборудование слесарной, столярной и механической мастерской, привезли сельско-хозяйственные машины, оборудование для строительного дела…

Швелик скуп на слова. Может быть, ему надо торопиться кончать работу; верней всего, после очень многих «переводов» обширной исторической части «Интергельпо», на разных собраниях он привык уже выкладывать лишь самое главное.

- Плохо было сначала… Квартир не было. Жили в лагерях под горами. Потом начали кирпичные работы и мало-помалу стали строить. Сначала выстроили механическую и столярную мастерские, но в 1926 г. они сгорели. Вновь строили…

 

В 1926 г. из Чехо-Словакии прибыл «второй транспорт», состоявший из 580 душ и оборудования для текстильной фабрики. В мае прошлого года пустили текстильную фабрику. По-настоящему работать она начала лишь с декабря. Выпускается сейчас 110 тысяч метров сукна ежемесячно. Построили кустарного типа кожевенный завод – 18 тыс. фут. хрому ежемесячно. Заработала столярная мастерская, которая сейчас выполняет заказы для Турксиба – окна, рамы, двери, всякого рода мебель. Механическая мастерская переходит сейчас на стандартное производство, пущена в ход вагранка…

Все эти «исторические вехи» ни в какой мере не передают тяжелого пути «Интергельпо», полного упорной борьбы с всякими препятствиями.

- Очень плохо было материальное положение, — говорят интергельповцы, — не было оборотных средств…

Правительство Киргизстана оказало кооперативу большую помощь. Несколько сот тысяч долгосрочной ссуды позволили ему встать на ноги, использовать привезенное оборудование и прикупить то, чего недоставало.

Но жилось плохо. Не все выдержали 1925, 26 и часть 1927 года. Квалифицированный рабочий найдет себе дело всюду. «Два транспорта» из Чехо-Словакии, закинувшие в Киргизию 1.110 душ, за эти три года порастаяли. Многие бежали из-за малярии. Кто ушел в Ростов, кто в Иваново-Вознесенск. Из 300 членов кооператива осталось не более половины.

Не малодушие заставило их податься в промышленные центры Советского Союза. В чем угодно, но в энергии интергельповцам отказать нельзя.

Взять хотя бы посевы сахарной свеклы. «Интергельпо» — пионер в этой области Киргизии. Интергельповцы доказали, что сахарная свекла в Киргизии дает урожай лучше украинской. Их совхоз поставил в 1926 г. 100 тыс. пуд. свеклы Каунчинскому заводу, в 1927 г. – 70 т. п. Доказана возможность развития сахарной промышленности в Киргизии (один сахарный завод строится, другой в проекте). Сейчас посевы сахарной свеклы перекочевали уже на крестьянские поля.

Теперь жизнь «Интергельпо» вошла в нормальную колею. Конечно, и сейчас еще трудно. Сейчас зарплата у них 60 руб. в месяц. Можно было бы платить больше. Но необходимы оборотные средства, нужно выплачивать ссуду и приходится идти на жертвы. Интергельповцы не жалуются. Наоборот. В один голос они заявляют:

- Сейчас положение хорошее — «довольствие» есть… Мы все радуемся, что удалось поставить дело и доказать наши симпатии к Советскому Союзу не словами, а работой.

Текстильная фабрика расширяется. Скоро она будет вырабатывать в месяц до 200 тыс. метров сукна. Строится школа – она будет стоить 18 тыс. руб. 7 тысяч в качестве ссуды отпустил наркомпрос, остальное – коммунары.

Так работает тесно спаянный коллектив чехо-словацких эмигрантов.

У подножья Александровского хребта разноплеменные выходцы Чехо-Словакии – словаки, мадьяры, чехи, немцы – сумели создать совместно с русскими, киргизами, персами и татарами тесно спаянный работоспособный коллектив.

«Интергельпо» — живой пример для Средней Азии.

Н. Прохоров